Мнения: Вакцинация в Европе перетекла в скандал

Вряд ли вам интересно, что происходит в маленькой нейтральной стране – Австрии. Просто она используется в качестве лаборатории для отработки многих вещей в интересах больших соседних стран. Поэтому – показательно.

Вряд ли вам интересно, что происходит в маленькой нейтральной стране – Австрии. Просто она используется в качестве лаборатории для отработки многих вещей в интересах больших соседних стран. Поэтому – показательно.

Короче, австрийцам, а точнее – всему востоку страны и столице (где живет большая часть городского населения Австрии), влупили продление строгача до 18 апреля. При этом никаких особенных послаблений по сравнению с предыдущим годом и не было. Разве что пускали в музеи по очереди – не более одного человека на 20 кв. метров. Сначала версия была «посидите только на Пасху», потом – «продлим Пасху до 6 апреля», потом – до 18-го. И конца этому нет.

Как это выглядит в жизни? С комендантского часа с 19 вечера до шести утра перешли на 24-часовой. То есть по закону (которого, кстати, не существует в юридическом понимании) тебе запрещено выходить из дома. Исключение – уход за немощными родственниками, покупка еды, прогулка возле дома в одиночку или вдвоем с сожителем. Встречи в формате 1+1 – не более. Все магазины, кроме еды, закрыты. Рестораны только на доставку. О том, что Вена когда-то была столицей прекрасных кафе, за год и так забыли, можно и не напоминать.

Собственно, то же самое происходит, только в еще больших масштабах, в Германии. Правда, из-за противостояния федеральных земель и Берлина существуют варианты: например «Тюбингенский эксперимент» – в этом городе открыли почти всё. Но мэра Тюбингена уже начали обвинять в подтасовке данных о заболеваемости и прочих смертных грехах.

Вообще-то обвинения в подтасовке цифр выглядят нелепо со стороны федерального правительства. Потому что вот эта череда локдаунов – что в Австрии, что в Германии, что во Франции – базируется ровно на этих двух китах: на бесстыдной манипуляции цифрами и на оголтелой пропаганде. За которыми скрывается беспомощность руководства в деле борьбы с вирусом. Ну или некий план по уничтожению прав и свобод вместе с элиминацией среднего класса как такового. А это уже тянет на масштабную теорию заговора, с которой даже связываться не хочется. 

Хотя вы же знаете – иногда и заговора нет никакого, а все идет как по писаному. Вот, скажем, нынешний жесткий локдаун – он был подготовлен криками о количестве инфицированных. Тут у нас тысячи, там у нас тысячи инфицированных. И обязательная мантра «система здравоохранения вот-вот рухнет». И это длится уже год.

Но тут есть ненавязчивая хитрость – по классификации ВОЗ количество инфицированных не тождественно количеству заболевших, так как для признания человека заболевшим необходима клиническая картина заболевания и т. д. Но тогда цифры будут не такими паническими, а это никому не нужно.

И тогда наступает самое неприятное – все решения об отмене базовых гражданских прав населения выносятся на основании зыбких предположений и «прогнозов». Причем прогнозы делают все, кому не лень выступать перед прессой. Особенно жестят разные вирусологи. У них на все один ответ: «всех закрыть навсегда и надеть двойные маски». Но, как мы с вами знаем, медики, а уж тем более медики-теоретики – люди весьма специфические, со своим профессионально искаженным видением мира («У вас рак, потому что вы курите. Не курите? Ну тогда мы не знаем почему у вас рак»). Им наплевать на обрушение общества, на отмену демократии, на гибель экономики. Это не сфера их профессиональных интересов. Ну и как говорят в этих краях: «Nur Krank bringt Geld» – «только больной приносит деньги».

Ни один «прогноз» так и не сбылся. За целый год не было такого, чем пугают каждый день население – а именно «сотнями умирающих в коридорах». И тем не менее опять заголовки: «Наша система здравоохранения на грани коллапса». Главное – сеять атмосферу страха. Запуганный избиратель не задает вопросов. Например: неужели за год пандемии ничего нельзя было сделать с системой здравоохранения, чтобы она не была вечно на грани краха? Или, как вспоминают читатели газеты Welt в каментах: «Фрау Меркель должна также объяснить, почему в прошлом году во время пандемии было урезано 20% коек интенсивной терапии и как Карл Лаутербах участвовал в этом». Некто Лаутербах – претендент на министерское место – это местный Савонарола от Ковида, он бегает по всем телешоу, газетам и журналам и рассказывает уже год, что всех надо закрыть наглухо. А кто будет недоволен – пустить газ. Желательно «Циклон Б». И его слушает Меркель – он же Эксперт!

И тут усилиями таких экспертов в обращение вбрасывается новый концепт: «блокировка моста». Она звучит так: «все, что было раньше – это не локдауны, а анархия и вседозволенность оборзевшего населения, теперь мы должны ввести кратковременный запрет на всё, на всей территории – недели на две. Если нужно – продлить». И никто уже не говорит, что нас избавит вакцинация. Потому что вся вакцинация перетекла в скандал.

Сначала скандал с закупками и распределением через ЕС и Брюссель (самый подходящий русский термин для этого – «через ж...»). Потом пиар-катастрофа с «Астра-Зенекой» – между прочим, тот европейский регулятор, который все еще через микроскоп рассматривает частицы тоталитаризма и нарушения прав человека в русском «Спутнике», только что опять заявил: нет никакой связи между смертью пациентов от тромбоза вен и «Астрой». Но люди уже боятся. И тогда конфигурация складывается из тех, кто хотел бы сделать вакцину, но им не дают, так как ее не хватает, и тех, кто стоит в очереди по записи и соответствует нормам квоты (по возрасту или по профессии), но не хочет «Астру», а выбрать ты не имеешь права.

Немудрено, что местные просто не верят в то, что в России колют вакцину всем желающим во всех возможных точках – вплоть до ГУМа на Красной площади. Они реально считают это пропагандой. Потому что такого не может быть, так как не может быть никогда. Русской вакцине доверяют только на территории бывшей ГДР – потому что их с детства кололи советскими вакцинами от полиомиелита, туберкулеза и ничего не случилось. Западные немцы смотрят на них, как на давно чипированных русскими чипами зеленоградской постройки. Западные очень верят местной прессе. Поэтому не задают вопросов – отчего ни маски, ни локдауны не приносят ничего, кроме «новой волны». На все есть ответ – а потому что вирус-мутант. Он, возможно, быстрей распространяется – и опять-таки, возможно, более смертельный. 

Этими «возможно» объясняют и запреты на демонстрации, и отмену свободы слова, и неспособность правительства справиться с ковидом. Кстати, про «суперсмертельность» мутантов пришлось слегка завалить язычок, так как при росте инфицированных количество умерших по графику идет в другую сторону – вниз. И это слишком заметно.

И тут я смотрю, что происходит в РФ. Запугивания населения в СМИ – не вижу. Вижу постоянный призыв вакцинироваться – да. Более того, призывы подтверждены возможностями – иди и колись. И пофигизм тех, кто не идет, меня, конечно, шокирует. Я понимаю, что со времен Лермонтова мы нация фаталистов, ну не до такой же степени, господа. Умение справляться с проблемой по мере ее поступления – вижу. Нужны новые госпитали и койки – будут вам новые госпитали.

Московские рестораторы до сих пор ноют, вспоминая, как их закрывали в начале эпидемии. Что ж, вилькоммен ин Виенна – тут уже год нет просвета – хотите так же? Ну, не гневите Бога.

Теги: 

Германия
,
Россия и Германия

Источник